Досрочно вернуть банку 80 миллионов, закрыть кредит и через пару месяцев обнаружить, что снова должен эту же сумму? Легко! И приставы уже на пороге…

История эта произошла года три назад: мне позвонил знакомый знакомого, назовем его Игорь, и попросил о консультации. Как часто бывает, Игорь столкнулся с юридической махиной государства — происходило что-то ему непонятное с долгом в 80 миллионов рублей, нужно было срочно разбираться.

Игорь был у меня в офисе уже на следующий день после первого звонка. Приятный мужчина с красивой сединой в темных волосах выложил передо мной целую пачку бумаг и начал рассказывать:
«Почти год назад я решил расширить производство, нужны были деньги на оборудование и новые материалы. Пошел в свой банк, с которым давно работаю. Взял кредит на свое юрлицо, на год, под хороший процент. Сумма была для меня немаленькая, но я был уверен, что проект выстрелит…
Купил станки, оборудовал новый цех, уже через полгода пошло производство. Стало понятно, что с проектом этим я не прогадал — расходился по оптовикам новый товар со свистом.

А через 8 месяцев приходит от банка письмо. Типа «Дорогой должник, просим вас погасить свой кредит досрочно, потому что мы усмотрели в вашей отчетности внутреннюю нестабильность». Я удивился, но в тот момент порадовался, что проект так хорошо зашел. Подумал: «А какая нам разница? — Раньше погашу, раньше спать спокойнее буду». И взял, да и оплатил сразу и кредит, и проценты по кредиту. Полностью всё закрыл.

А сегодня получил вот это…» — и протянул мне судебную повестку. Дело в арбитраже о признании сделки по выплате 80 миллионов недействительной, поскольку банк через 3 недели после закрытия этого кредита был признан банкротом и лишился лицензии.

Есть в законе о банкротстве кредитных организаций такой момент: все сделки, которые были проведены не ранее, чем за 30 дней до момента отзыва лицензии у банка, могут быть признаны недействительными по решению суда.

«Я не понимаю, зачем этот суд? Зачем им признавать сделку недействительной? Деньги от меня банк уже получил, я ни в чем не виноват. Но нервничаю и чую какой-то подвох…» — переживал Игорь.
А подвох действительно был, и при том серьезный. Если суд признает сделку Игоря по возврату кредита недействительной, то окажется, что Игорь снова должен банку деньги, а банк должен вернуть ему ранее уплаченную сумму.

Вот только невеселый юмор в том, что Игорь будет должен банку снова заплатить эти 80 миллионов прямо сейчас и срочно, а обанкротившийся банк вернет ранее уплаченные деньги в порядке очередности выплат своим кредиторам. Это значит, что юрлицо Игоря — должник аж четвертой очереди, которому в лучшем случае вернется процентов три–пять от суммы долга…

Когда я объяснила это Игорю, он побледнел. Да и я бы на его месте тоже побледнела — перспектива второй раз погашать немаленький долг никого не обрадует. Еще печальнее было то, что судебная практика по таким делам беспощадна к заемщикам.

Дело я, тем не менее, взяла. Хотя и я, и Игорь понимали, что ситуация почти безнадежная.
В общем, так и вышло: после арбитража, нескольких вышестоящих инстанций суд все-таки признал сделку недействительной. Судьи цепляются за место в законе, которое говорит, что если плательщик мог обладать сведениями о скором банкротстве банка, то сделка будет недействительной.

Разумеется, что ни у Игоря, ни у других плательщиков в такой ситуации не было возможности проверить финансовую отчётность банка. Да и штатные телепаты в бессрочном отпуске.

Но суды всё равно исходят из того, что «он знал». На компании Игоря повис новый долг, который, в отличие от предыдущего, выплачивать не было ни желания, ни возможности…
Если бы это был конец истории, то было бы слишком грустно. Но, к счастью, на этом завершается только первая глава.

Во второй главе мы придумали, как сохранить бизнес. Сразу, как стало понятно, что в суде мы проигрываем, мы начали подготовку новой операции. Схема, на самом деле, простая: весь бизнес переводится на новое юрлицо, чтобы старое можно было быстро обанкротить вместе со всеми его долгами . К счастью, организовать такую схему недолго и недорого, особенно, если вовремя озадачиться этим.

В общем, Игорю это приключение обошлось в несколько новых седых волос и незначительные (особенно если сравнить с 80 миллионами!) денежные потери.

Можно ли было этого избежать? Вопрос сложный. Наверное, если бы у него в штате был грамотный руководитель финансово-юридической службы или Игорь обратился за консультацией к адвокату, можно было бы предвидеть риски погашения всего тела кредита и процентов единовременно. Да и, наверное, «внутренняя нестабильность», на которую сослался банк, требуя досрочного погашения, звучала бы для него подозрительно, кто знает…

Мне же интересно: много ли людей знают о такой лазейке в законе, когда берут и возвращают кредит? И должны ли штатные юристы компаний отслеживать и предотвращать такие риски?